Выпуск №43. Современный Иран (апрель 2015)

1692 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 19 мая 2015

События в Йемене, окончание очередного этапа переговоров по иранской ядерной программе в Лозанне и решение Владимира Путина об отмене запрета на поставку Тегерану ракетных комплексов С-300 – вот те главные события, которые всколыхнули мир в апреле нынешнего года и стали стержневыми темами публикаций очередного, 43-го номера журнала «Современный Иран».

26 марта войска стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) начали военную операцию под названием «Решительный шторм» против Йемена, громко заявив, что ее цель − восстановление законной власти бежавшего из страны и ранее подавшего в отставку президента Абу Мансура Хади и изгнание повстанцев-хусистов из Саны и тех провинций, которые они заняли, начиная с сентября 2014 года.

«Политологи, как западные, так и российские, и арабские, тут же дали множество объяснений: от опасений КСА и ее союзников возможностью установления иранского контроля над Баб эль-Мандебским проливом, через который проходит 25% мирового экспорта нефти, прежде всего из стран Персидского залива, до обострения суннито-шиитского противостояния на всех направлениях», - отмечается в статье «Йемен − война Саудовской Аравии против Ирана». - «Хотя на самом деле все гораздо проще: через 3 дня начинались решающие переговоры по иранской ядерной программе (ИЯП) в Лозанне между "шестеркой" международных посредников, а в реалии между США и Ираном для выхода на окончательное соглашение по ядерной проблеме ИРИ. И если бы это соглашение состоялось, то с Тегерана снялись бы финансово-экономические санкции, введенные ранее Западом через СБ ООН и на двустороннем уровне, а Вашингтон начал бы ускоренную нормализацию отношений с Ираном. А именно этого больше всего опасаются в Эр-Рияде,  где боятся потерять статус основного союзника США в регионе».

Ситуация в Йемене вызвала жесткую реакцию Тегерана. «Убивать детей, разрушать жилые дома и уничтожать инфраструктуру страны – это преступление и геноцид, виновные в котором должны быть привлечены к ответственности на международном уровне», − заявил Али Хаменеи в специальном обращении. − «Их (саудитов – Iran.ru) агрессия в Йемене неприемлема, и я предупреждаю, что они должны прекратить свои преступления». Действия Эр-Рияда Верховный лидер сравнил с карательными операциями Израиля в секторе Газа, и в традициях иранской дипломатии это, пожалуй, пик негативных оценок. «Верховному лидеру Ирана Али Хаменеи чужды лукавство политкорректности и самообман. Те страны, которые имели несчастье получить за последние 20 с лишним лет статус «международного проекта» − Югославия, Сомали, Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия и далее по списку – в большинстве своем так и остались открытыми ранами на теле международного сообщества. Грубое и необдуманное вмешательство извне сделало их территориями гуманитарных катастроф, источником угроз для соседей по региону. И это та реальность, о которой Рахбар не забывает повторять политикам и общественности», - отмечается в редакционном комментарии Iran.ru по этому поводу, который публикуется в журнале «Современный Иран» под заголовком «Али Хаменеи о Йемене: То, что совершают саудиты, − преступление».

Арабская агрессия в Йемен силами коалиции во главе с Саудовской Аравией вновь вызвала разговоры о возможности создания «арабского НАТО», призванного обеспечивать безопасность в регионе. Только стоит вопрос, а против кого должен создаваться этот военно-политический союз? На этот вопрос пытается найти статья «Попытка возродить идею «арабского НАТО», автор которой особо подчеркивает, что «сегодня уже существует оборонительный союз государств Персидского залива в составе Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Кувейта, Бахрейна и Омана. У них имеются объединения военно-морских и военно-воздушных сил, а также спецподразделения «Щита Аравийского полуострова». Но сделать пушечным мясом свои армии малочисленные страны-члены ССАГПЗ не хотят. Эту роль они готовы отвести Египту. Египетская армия самая серьезная и по численности, и по вооружению, она почти каждый год получает от Вашингтона более миллиарда долларов на военные цели и закупку вооружения. Но Каир к этому не слишком готов, учитывая мощные исламистские настроения среди своих солдат и офицеров». А, следовательно, сама идея создания «арабского НАТО» обречена на провал.

Та стремительность, с которой Египет, Турция и Пакистан выразили поддержку организованной саудитами операции против Йемена, вызвала массу вопросов. Конечная цель Эр-Рияда в этой войне очевидна – «противостояние иранской экспансии». Но разделяют ли эту цель Каир, Анкара и Исламабад? Или же участием в коалиции и поддержкой «Решительного шторма» они пытаются решить в первую очередь свои проблемы? В материале «Призрачное единство «коалиция решительных» подробно разбираются те интересы, которые движут основными игроками в Йемене, в частности – Турцией и Египтом. «Широко разрекламированное единство «коалиции решительных» представляет собою не более чем миф. Те, кто всерьез намерен бороться с «иранской экспансией в Йемене», участники монархического «Священного союза», не имеют для этого серьезных военных возможностей. Те, кто этими возможностями обладает, стремятся извлечь из своей поддержки «Священного союза» максимум финансовых и политических выгод, при этом совершенно не собираясь всерьез воевать ни за интересы Эр-Рияда, ни против Ирана», - делает вывод автор.

Не менее тщательно в 43-м номере журнала «Современный Иран» разбираются и итоги переговоров по ядерной программе. Накал страстей, царивший в ожидании благоприятного исхода переговоров в Лозанне – достижение «промежуточных договоренностей» об основных принципах Соглашения по иранской ядерной программе (ИЯП) – к утру 2-го апреля достиг градуса тихой истерии. Последовавшее ближе к середине дня заявление российского министра иностранных дел Сергея Лаврова о том, что договориться по ключевым вопросам все же удалось, атмосферу, конечно, несколько разрядило. Но вместе с тем стало понятным, что прорыва не будет. «Барак Обама и Джон Керри так долго убеждали и американский Конгресс, и своих союзников, и остальной мир в том, что «с Ираном у них все развивается как нельзя лучше», что «сделка с Тегераном практически достигнута» и осталось решить лишь несколько пустяковых технических вопросов, что сами в это поверили», - говорится в редакционном комментарии «Лозанна: «промежуточно» поговорили. Что дальше?»

В реальности же – итоги переговоров оказались более чем скромные. Сегодня, после Лозанны, процесс подготовки и подписания итогового Соглашения не так уж и далеко ушел от того места, где он был 18 месяцев назад. Нет никаких сомнений, что официальные представители стран, принимавших участие в переговорах, будут заверять нас в «значительном прогрессе», «серьезных перспективах» и своем «оптимизме». Обойдемся без политкорректности – к результатам Лозанны вполне уместно применить выражение «гора родила мышь». Как отмечается в редакционном комментарии, «говорить о «прогрессе», достигнутом в Лозанне, как минимум некорректно. Даже то, о чем все-таки удалось договориться, – хрупко, ненадежно и вполне обратимо». 31 марта, получив от Керри информацию о состоянии дел на переговорах, Барак Обама провел экстренное совещание с ключевыми участниками своей команды, отвечающими за национальную безопасности и внешнюю политики, в числе которых были вице-президент Джозеф Байден, министр обороны Эштон Картер и помощник президента по национальной безопасности Сьюзан Райс. Тема обсуждения: «Иран оказался более неподатливым, чем мы думали. И что теперь делать?»

Между тем, отмена запрета на поставку С-300 в Иран и подтверждение сделки «российские товары в обмен на иранскую нефть» − стали, без всякого сомнения, главными новостями месяца. Означает ли это, что в отношениях между нашими странами наступила долгожданная «весна»? И если да – то каким будет политическое «лето» для Москвы и Тегерана? «Легкие истерические всхлипы еще толком не оправившихся от шока западных политиков и комментаторов – решения, дескать, незаконны и чего-то там подрывают – конечно, обернутся еще ушатом грязи для Москвы, но по большому счету их не стоит принимать во внимание. Это реакция склочной жены, уверенной, что может скандалить, лгать, изменять – и ничего ей не будет… Вы стремились всячески принизить роль России в процессе урегулирования вопроса по иранской ядерной программе? За спиной Москвы вы сепаратно предлагали Тегерану некие политические «преференции» в обмен за отказ от партнерства с Россией? Вы заваливали нас обещаниями всяческих благ за отказ от сотрудничества с Тегераном? Все эти годы, с момента встречи Владимира Путина с Верховным лидером Али Хаменеи вы лгали, юлили и интриговали. Так на что же теперь вы жалуетесь − на то, что две страны наконец-то решили обходиться без посредников?», - говорится в материале «Российско-иранская весна».

Вполне очевидно, что Вашингтон и его союзники на Ближнем Востоке – Израиль и саудиты – намерены заставить Россию заплатить за излишнюю, по их мнению, самостоятельность. За робкое сближение с Ираном, за Сирию, Египет, за попытки напомнить о том, что кроме права сильного есть еще и право международное. Этому трио Москва в регионе не нужна ни под каким видом и ни в какой роли. Поэтому сейчас, при полной поддержке США, Тель-Авив и Эр-Рияд начнут атаку на российские позиции. Это новая реальность, которая требует продуманной стратегии, адекватного ответа и отказа от иллюзий. «Указ российского президента об отмене запрета на поставку Тегерану С-300. По сути, Кремль заявил, что у России есть свои интересы на иранском направлении – и политические, и экономические. И продолжать делать эти интересы заложником геополитических интриг США и его союзников Москва больше не намерена. Подобный ход и в Вашингтоне, и в Тель-Авиве, и в Эр-Рияде расценили не как вызов, а как откровенное оскорбление, не побоюсь этого сравнения – как покушение на святое», - пишет в своей статье «Время вызова: Израиль и саудиты против России» главный редактор журнала «Современный Иран» Раджаб Сафаров. И «в преддверии схватки, именно схватки, будем называть вещи своими именами, Москве нужна новая стратегия на Ближнем Востоке, одним из элементов которой должно стать активное и всесторонне продуманное партнерство с Тегераном и другими региональными силами. А от иллюзий в отношении «многовекторности», «диалога» с Тель-Авивом и Эр-Риядом пора бесповоротно избавляться», - уверен он.

Крайне своевременное заявление, особенно – с учетом того, что подобный вопрос, о новой политике Америки, задается и по другую сторону океана. «Ближневосточная политика США в целом, и в отношении Израиля, Ирана, Саудовской Аравии в частности, мотивирована сугубо прагматическими соображениями. Речь идёт, прежде всего, о попытке сохранения американской гегемонии в стратегически важном регионе», - подчеркивается в статье «Израильское лобби в США и в мире теряет влияние».

Разумеется, это не все, а лишь основные материалы нашего очередного, 43-го номера журнала «Современный Иран». Но и их, как думается, достаточно, чтобы оправдались наши надежды – представить читателям объективную и реальную картину событий прошлого месяца, касающиеся и Ирана, и всего региона в целом.

Современый Иран, №43