Выпуск №39. Современный Иран (декабрь 2014)

8313 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 19 марта 2015

Очередной, 39-й номер журнала «Современный Иран» интересен, в первую очередь, тем, что в ряд вошедших в него материалов подводят итоги ирано-российских отношений уходящего 2014 года. Впрочем, лучше всего это, как ни странно, сделал человек, который не является сотрудником редакции, но мнение которого, без сомнений, важно и стране, и миру. Как вы, дорогие читатели, уже догадались, речь идет о выступлении Владимира путина на итоговой пресс-конференции, где Президент России коснулся, в том числе, и иранской тематики.

«С Ираном у нас не складывается», − написал в социальной сети один из пользователей, внимательно слушавший выступление российского Президента Владимира Путина на ежегодной «большой» пресс-конференции. Несколькими днями раньше оснований для пессимизма сторонникам российско-иранского сближения добавил министр нефти Ирана Бижан Зангане, опровергнувший, вопреки очевидным фактам, наличие «Большого нефтяного контракта» между двумя странами. Отношения между Россией и Ираном зашли в тупик или же не все так драматично?», - так начинается центральный материал номера «Что сказал и о чем промолчал об Иране Владимир Путин?»

Тональность его выступления во многом определило событие, состоявшееся в конце ноября, когда глава российского Минэкономразвития Алексей Улюкаев посетил Тегеран. Время для визита было выбрано как нельзя более удачно: в Иране после провала переговоров в Вене по «ядерному досье» иллюзий о возможной нормализации отношений с США и ЕС, а следовательно — о скором приходе западного бизнеса в иранскую экономику, поубавилось. А вот значение совместных российско-иранских экономических проектов — наоборот, возросло. Подробности – в статье «Закулисье» визита Алексея Улюкаева в Тегеран». «Дипломатическое и экономическое давление извне, в условиях которого действуют Тегеран и Москва, серьезные внутренние дискуссии о внешнеполитических ориентирах, идущие внутри политических элит в России и Иране, — все это влияет на темпы развития партнерских отношений между двумя нашими странами. «Проблемы диалога» существуют и в Москве, и в Тегеране, и закрывать глаза на данное обстоятельство было бы наивно», - считает автор этого материала.

«Россия взяла курс на сближение с Ираном», - говорится в одноименной статье. Но при этом подчеркивается следующее: «В целом же из истории российско-иранских попыток сближения и расширения партнерских отношений за последние пять-семь лет можно извлечь два основных урока:  «оглядка» в двусторонних отношениях на Вашингтон и боязнь американского «неодобрения» оборачивается для РФ и Ирана финансовыми, репутационными и политическими издержками, которые тот же Вашингтон ни при каких обстоятельствах «в знак благодарности» не компенсирует;  в силу целого ряда причин партнерство в торгово-экономической сфере между Тегераном и Москвой возможно только под патронажем высшего руководства и государственной поддержки, как Российской Федерации, так и Исламской Республики».

В определенной мере развитие двусторонних отношений зависит и от «третьих» стран, из которых одной из наиболее значимых и для Москвы, и для Тегерана является Турция. «В связи с документами, подписанными по итогам визита В.Путина в Турцию, стоит обратить внимание ещё на одно обстоятельство - переговоры между Москвой и Тегераном о поставках Ирану продовольствия и товаров промышленного производства, невзирая на санкции США», - говорится в материале «Российско-турецкие соглашения меняют расстановку сил в Европе и на Ближнем Востоке».

Вполне естественно, что подобные геополитические ходы вызывают бурную негативную реакцию Вашингтона. Представитель Госдепартамента США Дженнифер Псаки 2 декабря 2014 года пригрозила России очередными санкциями. На сей раз не в связи с ситуацией на Украине, а из-за предполагаемого соглашения между Россией и Ираном «нефть в обмен на товары». «Мы знаем о переговорах между Россией и Ираном, которые касаются различных областей экономического сотрудничества. Если будут подозрения, что договоренности являются санкционными, мы будем действовать. Но пока мы не можем делать это абстрактно», - посетовала Джен Псаки на брифинге. Об этом – в материале «Вашингтон опять предлагает наказать Россию, теперь из-за Ирана».

Но не только санкциями намерены действовать США. Несмотря на вступление Армении в Евразийский экономический союз, дальнейшее сближение Азербайджана с Россией и смену руководства в Грузии, Соединенные Штаты и члены НАТО продолжают активно "обхаживать" Ереван, Баку и Тбилиси. Вашингтон и Брюссель не отказались от попыток создания в Закавказье плацдарма против России и Ирана. При этом, «активизация Соединенных Штатов и Североатлантического блока в Закавказье ведется не только непосредственно Вашингтоном и Брюсселем, но также отдельными членами блока», - говорится в статье «Закавказье в планах США и НАТО – плацдарм против России и Ирана».

Но все эти усилия не дают столь желаемого Вашингтону победного результата. «Из-за появления «Исламского государства» Соединенные Штаты и Иран оказались связаны общими интересами. Были многочисленные сообщения об американо-иранском военном сотрудничестве против ИГ, в то время как главная проблема, разделяющая Вашингтон и Тегеран, − ядерная программа Ирана − была маргинализирована. Именно поэтому объявление об отсутствии соглашения по ИЯП и ее урегулировании сопровождалось спокойной реакцией США и Ирана. Ни Вашингтон, ни Тегеран не хотят напрягать сейчас свои отношения по ядерной проблеме, которая была отодвинута на периферию из-за наличия общей угрозы в лице «Исламского государства», - считает автор материала «О возросшей роли Ирана в нынешнем раскладе сил на Ближнем Востоке».

Насколько справедливо данное утверждение – покажет время, а пока Тегеран продолжает наращивать свои миротворческие усилия в «горячих точках» Ближнего Востока, одной из которых, без всякого сомнения, является Йемен. Не смирившись с приходом к власти шиитских повстанцев-хусистов, которые хотят избавить эту страну от коррупции и несправедливости распределения власти между различными конфессиями и племенами, а также пытаются прекратить зависимость своей страны от Саудовской Аравии и других реакционно-консервативных монархий Персидского залива и засилья США, Эр-Рияд и Вашингтон пытаются склонить чашу весов на свою сторону. В этой ситуации наглого и циничного американо-саудовского вмешательства во внутренние дела ЙР на помощь ему пришел Иран, который не может оставить братьев по вере на растерзание аравийским ваххабитам и их американским приспешникам, которые хотят от Йемена одного – завладеть его богатыми нефтегазовыми ресурсами. Подробности – в статье «Иран не оставит Йемен на растерзание КСА и США».

Кстати, об Эр-Рияде. «В последнее время Саудовская Аравия находится в центре внимания многочисленных экспертов по Ближнему Востоку, многие из которых, отмечая возросшую роль королевства в региональных делах после серии «цветных» революций в арабском мире и последних шагов Эр-Рияда в интересах США по нефтяному демпингу на мировом рынке, тем не менее указывают на то, что одновременно эта богатейшая страна арабского мира находится накануне радикальных перемен и даже возможного исчезновения как государственное образование», - считает автор материала «Разврат и пороки в семье Аль Саудов погубят страну». - «Причем практически все аналитики сходятся во мнении о том, что правящая династия Аль Сауд, давно являющаяся тормозом на пути модернизации и реформирования страны, все больше деградирует, погружаясь во все смертные грехи и пороки и не воспринимая трезво происходящие внутри и вокруг КСА сложные политические процессы».

Все происходящее не заслоняет, разумеется главного – переговоров по иранской ядерной программе, очередной раунд которых состоялся 17-19 декабря 2014 года. О его ходе и связанных с ним дипломатических маневрах – в статье «Новый раунд переговоров в Женеве: нюансы и авансы».

И еще об одном материале номера, который, без всякого сомнения, привлечет читателя. По той причине, что принадлежит мастеру пера и выдающемуся российскому писателю Александру Проханову. «Почему Сергей Есенин, русский из русских, испытывал к Ирану таинственное влечение, утонченное обожание? К его лазури, изумрудам, к его гончарным дворцам и зеркальным мечетям, к его божественной женственности? Что заставило рязанского художника написать свои восхитительные персидские мотивы, несравненные персидские напевы? «В Хороссане есть такие двери, где осыпан розами порог», «Шаганэ мы моя, Шаганэ», «От того, что я с севера, что ли», «Я спросил сегодня у менялы, что дает за полтумана по рублю», «И сказала, что Саади целовал лишь только в грудь, подожди ты, Бога ради, обучусь когда-нибудь». Я читал эти восхитительные стихи в беломраморном склепе у надгробия Саади», - так интригующе начинается материал выдающегося российского прозаика под названием «Иранский лев».

Иран живет по другому календарю, год в котором завершается в марте. Но не будем ломать устоявшейся российской традиции, по которой декабрь – месяц итогов и сверки результатов. Уходящий 2014 для Исламской республики был годом непростым, надежды и разочарования, конфликты и достижения сменялись как в калейдоскопе. Что было главным в водовороте событий и какие уроки преподал нам этот год, до конца которого осталось лишь несколько листков календаря? Некоторые ответы на эти непростые вопросы – в статье «Иран-2014: Итоги и уроки уходящего года».

«2014 год был для Ирана откровенно непростым. По сути, нет ни одного вопроса в экономике, социальной сфере, внешней политике, о котором можно было бы с уверенностью сказать, что «проблема решена». Но уникальной особенностью Исламской республики является ее способность в тяжелые времена мобилизоваться и в очередной, который уже раз опровергнуть прогнозы скептиков, найти решение для самых сложных проблем. Похоже, именно это, к радости сторонников российско-иранского сближения, и предстоит увидеть миру в наступающем 2015 году», - пишет автор. И редакция «Современного Ирана», 39-й номер которого вы сегодня читаете, разделяет эту надежду.

Современый Иран, №39