Выпуск №36. Современный Иран (сентябрь 2014)

1990 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 20 октября 2014

Как наверняка помнит внимательный читатель, предыдущий номер нашего журнала анонсировал информацию о прошедшей в самом конце августа в Москве встрече министров иностранных дел России и Ирана, Сергея Лаврова и Джавада Зарифа. Именно материалом об этой встрече и открывается наш очередной, 36-й номер журнала «Современный Иран». «Россия – Иран и стратегия сближения» называется открывающая наш очередной номер статья, в которой, в частности, отмечается: «Сверкой политических часов» с полным основанием можно назвать состоявшиеся 29 августа в Москве переговоры между министрами иностранных дел России и Ирана Сергеем Лавровым и Джавадом Зарифом. Итоги встречи позволяют с уверенностью предположить, что начинающийся в сентябре новый политический сезон будет полон не самых приятных сюрпризов для Запада».

Очевидно, что Россия и Иран сейчас находятся в фокусе энергичных усилий США по смене в обеих странах политических систем и замены правящих там режимов на прозападные. В этих целях Вашингтон активно задействовал игру на мировых рынках нефти и газа, чтобы подорвать экономику РФ и ИРИ для разжигания в них протестных настроений и расшатывания внутренней стабильности. Поэтому обе страны должны объединить свои усилия по противостоянию агрессивной линии США. Этот вопрос стал темой подробного разбора в статье «Россия – Иран: стратегическое партнерство или смерть по одиночке», в которой акцент делается на то, что сегодня «Сейчас Москве нужно очень спешить в вопросе создания стратегического союза в энергетической, военной, политической и других областях с Тегераном, учитывая, что 11 сентября Вашингтон смог преодолеть сопротивление ряда европейских стран и навязать новый пакет санкций ЕС против России, к которым сами американцы присоединились в тот же день».

Актуальность этой темы тем более очевидна, что по мнению автора материала «Новый американский заговор против России и Ирана», «меры, принимаемые сегодня администрацией Обамы в отношении России и Ирана, во многом повторяют пункты стратегии Рейгана», когда «вместе с Саудовской Аравией, которая резко увеличила выброс нефти на мировой рынок, Вашингтон обрушил цены на советскую нефть, себестоимость добычи которой стала равной ее экспортной цене».

Своеобразным продолжением тем, которые рассматривались в предыдущих номерах «Современного Ирана», является редакционный комментарий «Кто победил в секторе Газа?». По мнению редакции журнала, израильская операция в секторе Газа закончилась «ничьей»: «Ни о какой победе Тель-Авива или Рамаллы речи не идет. Земля Палестины, омытая кровью убитых и раненых мирных жителей, ставших жертвами израильских карателей, ни на шаг не приблизилась к миру, и разговоры о том, что кто-то там чего-то выиграл – либо откровенные политические спекуляции, либо самообман». Но самое тревожное, по мнению редакции, заключается в том, что «вопреки навязываемым мифам, «Несокрушимая скала» ни на шаг не приблизила разрешение израильско-палестинского конфликта. Кровь тысяч палестинцев − это цена политиканства руководства ХАМАС, цена тель-авивской тактики «поддержания нестабильности ради существования Израиля», цена интриг монархий Залива и бездарной политики США. Наступившее перемирие – это лишь временная передышка, а новый этап войны начнется через год или два. Максимум − через три. Поскольку военных путей решения палестино-израильского конфликта не существует, ни одна военная операция не принесет победу какой-либо из сторон».

В последнее время в ряде СМИ, в том числе и российских, стали активно распространяться слухи о том, что США пытаются сколотить некий газовый альянс против России в составе ряда исламских стран, прежде всего Катара, Алжира и Ирана, которые, наряду с РФ, входят в организацию Форум стран-экспортеров газа (ФСЭГ, создан в 2009 году). И цель его – выкинуть Москву с газовых рынков Европы. Своеобразным ответом на эти домыслы является материал «Исламский газовый альянс против России – бред или провокация?», в котором прямо говорится, «что подобный антироссийский газовый альянс невозможен как по политическим, так и чисто практическим причинам. Во-первых, Иран видит в России естественного союзника, в том числе и в сфере энергетики, тогда как Катар, существование правящего режима которого целиком зависит от главного конкурента ИРИ в регионе – Саудовской Аравии, и шагу не ступит в сторону Тегерана без предварительного одобрения Эр-Рияда… Если же вернуться к Алжиру, то не надо забывать, что Россия связана с этой страной договором о стратегическом партнерстве и является практически монопольным источником поставок современного оружия АНДР, а также запчастей к нему, подписав соответствующие контракты в сфере ВТС во время визита президента Владимира Путина в эту страну в марте 2006 года». Остается вопрос – а кто стоит за всеми этими слухами и страшилками? Как представляется, ответ ясен – США. Вашингтон хочет надавить на ЕС в плане закупок российского газа, посеять сомнения и дезориентацию среди членов ФСЭГ, выдумывая небылицы, виртуально выстраивая некие антироссийские «исламские газовые альянсы», пытаясь поссорить Россию и Иран.

Развитием этой темы стала статья «Нужно распустить Форум экспортеров газа и создать российско-иранский газовый альянс», автор которой констатирует: «Форум так и не стал инструментом защиты общих интересов стран-экспортеров газа, а превратился в механизм реализации газовых интересов США через полностью проамериканский Катар, где расположена штаб-квартира организации». Выход из сложившейся ситуации видится в выходе из ФСЭГ «России, Ирана, Венесуэлы и других стран, не желающих следовать диктату США, и создание нового, реально эффективного альянса, способного обеспечить интересы всех крупных экспортеров газа, в том числе путем регулирования цен на газ, достижения договоренностей о работе на различных рынках газа и сотрудничестве в сфере транспортировки. А начать нужно с создания российско-иранского газового альянса».

Как обычно, особым вниманием редакции «Современного Ирана» пользуется тема двухсторонних отношений Тегерана с его соседями. В нашем 36-м номере этому вопросу посвящены два материала, затрагивающие отношения Тегерана с Анкарой и Кабулом. «Перемещение Эрдогана из кресла турецкого премьера в кресло президента, равно как и новые назначения в правительстве, о которых его преемник Ахмет Давутоглу объявил несколько дней назад, мало что изменят в наметившемся в последние месяцы курсе на тесное сотрудничество в политических вопросах между Анкарой и Тегераном. Две региональные державы, являясь естественными конкурентами за влияние в регионе Ближнего и Среднего Востока, «обречены» тем не менее на партнерство, которому весьма способствует наличие «третьего лишнего» − Саудовской Аравии», отмечается в статье «Новый выбор Турции: между Эр-Риядом и Тегераном», - а «чаша весов, на которых в Анкаре сегодня взвешивают все «за» и «против» расширения сотрудничества с Тегераном, понемногу склоняется в сторону «за».

Что же касается ирано-афганских отношений, то здесь следует заметить, что в последнее время, особенно после стремительного продвижения ИГИЛ в Ираке и Сирии, много было написано и сказано о той позитивной роли, которую Иран играет для преодоления системного кризиса, грозящего обрушением Ближнего Востока в хаос войны «всех против всех». Гораздо меньше известно о той стабилизирующей роли, которую Иран играет в Афганистане, уже более четверти века являющемся «головной болью» как всего международного сообщества, так и своих соседей по региону. Об этом – в материале «Афганистан: восточный фронт Тегерана», и слово «фронт» здесь совершенно не случайно, если оценивать тот объем финансовых, политических и военных затрат, которые несет Тегеран, пытаясь поддержать стабильность своего соседа.

Кстати, об ИГИЛ. В двух материалах 36-го номера журнала «Современный Иран» тщательному анализу подвергнуты шаги США, направленные на создание новой «антитеррористической коалиции», которая, по официальным заявлениям, и должна бороться с этим монстром терроризма, который своим появлением на свет обязан прежде всего действиям Вашингтона и его союзников в регионе. Состоявшая 15 сентября в Париже конференция по Ираку, призванная создать широкую международную коалицию для полного уничтожения террористической группировки "Исламское государство", созданной в свое время при участии США на деньги Саудовской Аравии, а сейчас контролирующей 30% территории Сирии и почти половину территории Ирака, завершилась отсутствием каких-либо позитивных результатов и принятия конкретных планов решения проблемы с ИГ. «В значительной мере это произошло потому, что для участия в этой конференции не были приглашены Сирия и Иран, без которых практически невозможно разгромить «Исламское государство», - говорится в статье «Парижская конференция по Ираку: очередные ошибки США». – «В силу идеологической зашоренности США и ряда стран аравийского полуострова наиболее важные региональные игроки в урегулировании этого важного вопроса, угрожающего не только региональной, но и международной стабильности, оказались вне рамок попыток создать заново глобальную антитеррористическую коалицию. В Париже только Россия устами Сергея Лаврова заявила о том, что «совершенно необходимо было приглашать Сирию и Иран, так как эти страны ключевые в решении этого вопроса, и они являются «естественными союзниками» по коалиции против ИГ».

В продолжение своей встречи в Джидде 11 сентября с главами МИДа ряда арабских стран и Турции и Парижской конференции по Ираку 15 сентября, госсекретарь Дж. Керри, пользуясь тем, что США являются в сентябре председателем СБ ООН, созвал 19 сентября специальное заседание Совета Безопасности для мобилизации усилий мирового сообщества на борьбу с «Исламским государством». Однако и на этот раз Вашингтон ничего эффективного не предложил, ограничившись лишь красивыми словесами. А 23 сентября ВВС США и их союзников приступили к бомбардировке сирийской территории, поставив регион на грань нового конфликта. Но так и остался открытым вопрос – из кого конкретно будет состоять коалиция, создаваемая США, и какова будет роль основных соседей Ирака – Ирана и Сирии, без содействия которых нанести поражение ИГ невозможно. Поэтому, считает автор материала «Для разгрома терроризма в Ираке и Сирии нужна новая коалиция с участием России и Ирана», - «видимо, Москве, Тегерану и Дамаску стоило бы продумать создание своей собственной коалиции для помощи Багдаду, который не доволен тем, как намерены США бороться с ИГ. А заодно эта коалиция смогла бы стать на защиту законных властей САР. Учитывая, что США и их союзники не готовы к проведению наземной операции против боевиков «Исламского государства», которые контролируют до половины Ирака и более трети Сирии, нужно продумать, как нанести эффективный удар по ИГ иными средствами».

По традиции, сентябрь богат на значимые международные события, одним из которых является саммит Шанхайской организации сотрудничества, прошедший 11 сентября нынешнего года в Душанбе. В редакционной статье с «говорящим» заголовком «Иран и ШОС: неоправданное безразличие», отмечается, что нынешний саммит - своеобразный юбилей для президента Хасана Роухани. «Год назад на саммите этой организации в Бишкеке состоялся его первый выход в «большой политический свет» в качестве избранного главы Исламской республики. Изменилось ли что-нибудь и в самой ШОС, и в отношениях с ней Ирана, а главное – каковы перспективы сотрудничества Тегерана с этой организацией?» Вопрос далеко не праздный, поскольку положительный ответ на него многое может изменить в международных и региональных политических «раскладах», но, к сожалению, приходится признать, что «после создания Евразийского экономического союза и начала реализации китайским руководством концепции «экономического пространства Великого Шелкового пути» поле для антииранских маневров Запада на Среднем Востоке и в Центральной Азии существенно сократилось. Грамотные и осмысленные военно-политические шаги Москвы по «привязыванию к себе» национальных оборонительных структур стран Центральной Азии, помноженные на усилия Пекина по экономическому развитию региона, пусть пока и несколько односторонние, создают предпосылки для серьезного сокращения западного влияния. Но эти благоприятные для Тегерана факторы весь год, прошедший с Бишкекского саммита ШОС, использовались администрацией Роухани явно не в полном объеме».

С небольшим интервалом за саммитом ШОС последовало и главное событие года – очередная сессия Генеральной ассамблеи ООН, на которой выступил иранский президент Хасан Рухани. По сравнению с самодовольной и угрожающей речью Барака Обамы выступление иранского президента с трибуны ООН было взвешенным и критическим анализом острых международных проблем, оценку которым давала не «страна-изгой», а мощный региональный игрок, пользующийся серьезным международным авторитетом, в своей внешней политике отстаивающий принципы справедливого мироустройства, основанного на международном праве и неприятии внешнего диктата в любой его форме. В материале «Выступление Роухани в ООН: «холодный душ» для западных политиков» отмечается, что «выступая с трибуны ООН, иранский президент Хасан Роухани заявил: «В минувшем году я предупреждал здесь об опасности расширения насилия и экстремизма. В этом году я еще раз предупреждаю, что если подход, игнорирующий международные правовые нормы, будет применяться и дальше, то опасность турбулентности и бурных событий в регионе возрастает, а их последствия ощутит остальной мир». К сожалению, шансов на то, что Запад услышит это предостережение, крайне мало. Выступление иранского президента с трибуны Генеральной ассамблеи ООН не сделало мир безопаснее. Но это были те слова правды и объективной оценки, которых сейчас так не хватает международному сообществу».

Столь же значимым событием не только регионального, но и международного масштаба, стал и Четвертый саммит прикаспийских государств, проходивший 29 сентября в Астрахани. В статье «Каспийская карта» в Большой игре» вполне обоснованно говорится, что «увлеченные разделом Каспия, политические элиты прикаспийских государств, за исключением Ирана, напрочь игнорируют то обстоятельство, что «война с международным терроризмом 2.0», эскалацию которой мы наблюдаем в последнее время, означает новый этап активизации американской дипломатии на каспийском направлении». Какая может быть связь с намерением США бороться с террористами из ИГИЛ и безопасностью прикаспийского региона? «Прямая», - отмечается в материале, «поскольку спешно сколачиваемая Вашингтоном «антитеррористическая коалиция» возвращает нас к началу 2000-х годов, когда, используя как повод теракты 9/11, США приступили к реализации проекта «глобального доминирования», а проще говоря – прямой военно-политической экспансии на Ближнем и Среднем Востоке», и одной из геостратегических точек, к которому приковано внимание западных элит, является именно Каспий.

Отвечает ли в этих условиях повестка нынешнего, Четвёртого саммита прикаспийских государств, на основные угрозы и вызовы, которые сформировались и продолжают возникать на Каспии для каждого из государств-членов «пятерки»? Вполне очевидно, что нет. И редакция Iran.ru и журнала «Современный Иран» решилась на эксперимент – смоделировала речь иранского президента Хасана Роухани, которая не только бы представила реальную картину противоречий на Каспии, но и смогла бы послужить стимулом к активизации внешней политики России и дружественных ей государств в этой геостратегически важной точке. Что из этого получилось – в материале «Если бы я был президентом Ирана, то о чем говорил бы на астраханском саммите?», который и завершает наш очередной, 36-ой номер, но никак не заканчивает работу по освещению острых международных вопросов и ситуации вокруг Исламской республики Иран. А потому – до новых встреч!

Современый Иран, №36