Выпуск №35. Современный Иран (август 2014)

1781 комментариев Редакция Журнала 'Современный Иран' 13 октября 2014

Израильская агрессия в секторе Газа постепенно сошла на нет и на многострадальной палестинской земле установилось хрупкое положение – ни войны, ни мира. Но август от этого не стал более безопасным для ближневосточного региона в целом и Исламской республики в частности. События в Ираке, агрессия джихадистов и создание ими Халифата в сирийских и иракских провинциях сформировали новую угрозу для Ирана. Естественно, что и эта угроза, и целый ряд других, не менее актуальных проблем стали темами статей, составивших очередной, 35-й номер журнала «Современный Иран».

«Всего пары летних месяцев нынешнего года хватило для того, чтобы геополитическая мозаика Ближнего Востока приняла совершенно иной вид. Между вчерашними противниками оформляются закулисные сделки и заключаются негласные договоренности, ведущие к возникновению непривычных политических альянсов. Ближневосточная политическая «жара» оборачивается для Москвы и Тегерана новыми, общими для двух наших стран вызовами», - говорится в статье «Москва, Тегеран и ближневосточная «жара». О характере этих вызовов, новой геополитической партии Вашингтона и его союзников в регионе БСВ и ответных мерах Ирана и России читайте в этом материале.

В момент, когда черные флаги исламистов поднимаются над все новыми и новыми населенными пунктами, Багдад оказался на грани городских боев между различными политическими группировками. Случись это – и крах Ирака как государства, длительная гражданская война и расширение территории «нового Халифата» стали бы кровавой неизбежностью. Но, в политическую борьбу активно вмешался Тегеран, бросив на чашу весов свой авторитет и влияние. И этот шаг Исламской республики оказался более эффективным средством для сохранения Ирака чем санкционированная Бараком Обамой серия точечных бомбовых ударов американской авиации по позициям исламистов. Это признали и в Пентагоне, сообщив, что воздушные удары по расположениям исламистов, предпринятые на прошлой неделе, хоть и нанесли урон противнику, но не остановили его наступление. Подробности – в статье «Багдадская партия» Тегерана: взвешенность и ответственность».

Для понимания складывающейся сегодня в Ираке и Сирии ситуации, важно помнить, что три года, с момента начала мятежа в Сирии, усилиями западных держав и их ближневосточных клиентов переросшего в интервенцию джихадистов, руководство Исламской республики на всех уровнях, с международных трибун и в ходе двухсторонних консультаций предупреждало мир об опасности, которую несет в себе двуличная игра США и их союзников на Ближнем Востоке, в Сирии, Леванте и Ираке. Три года совместно с Россией Иран пытался продавить в ООН резолюцию о перекрытии каналов финансирования террористических группировок, в том числе через запрет приобретения у них нефти с попавших под их контроль месторождений в той же Сирии, а кроме того в Ливии и Нигерии. Запад к этим предостережения не прислушивался, а потому Иран приступил к масштабному политическому проекту – формированию широкого общественного антитеррористического фронта. «По сути – это не столько традиционная коалиция, которые, например, создавали Штаты для вторжения в Ирак или Афганистан, сколько общественный фронт, в составе которого люди разных национальностей и вне зависимости от принадлежности к суннитам, шиитам, алавитам, язданитам или кому-то еще, встанут против террористической чумы, пришедшей на их земли», - говорится в материале «Багдадский фронт» Тегерана – это противоядие от ИГИЛ».

США прекрасно понимают, что успех Ирана в создании антитеррористической коалиции будет означать оглушительное фиаско американской дипломатии. «Сдерживание» Тегерана – красивые слова, за которыми скрывается необъявленная война против Исламской республики, которая ведется с помощью санкций и тайных операций. Сразу два материала, «Большая дубинка западных питекантропов» и «ЦРУ против Ирана: Спецоперация длиною в десятилетия», раскрывают подробности этой войны, ее формы и методы, от экономических до террористических и диверсионных. «Если внимательно взглянуть на операции ЦРУ во всем мире, и, в первую очередь, на Ближнем Востоке, то можно обнаружить в каждой из них, от Пакистана и Афганистана до Ирака и Сирии, клеймо антииранского «Аякса» (операции по свержению правительства Моссадыка в 1953 – редакция Иран.ру) − тот же набор грязных приемов и шаблонов», - подчеркивают авторы.

«Плечом к плечу» с Вашингтоном в этой необъявленной войне стоит Тель-Авив. Сбитый в конце августа над иранским ядерным объектом в Натанзе израильский беспилотник «Гермес 450» – яркий пример того, что, вопреки «миролюбивым» заявлениям западных политиков, Исламская республика остается объектом шпионажа и диверсий. «И вместе с тем, уничтоженный БПЛА «Гермес» − более чем убедительный аргумент, доказывающий, что как минимум два мифа – об иранской технической отсталости и о военно-технологическом превосходстве Израиля – являются несостоятельными», - говорится в материале «Бесславный конец израильского «Гермеса», посвященном анализу этого события.

Усилия США и международной антииранской коалиции, разумеется, не ограничиваются только санкциями и шпионажем. Значительные силы и средства вкладываются в создание и поддержание деятельности в Иране «пятой колонны», активно действующей сегодня, в период президентского срока Хасана Рухани. Эта «пятая колонна» постоянно стремиться к расширению собственной социальной базы и занятию командных постов в тех или иных министерствах и ведомствах Исламской республики. Подробности – в статье «И снова о «пятой колонне» в Иране». «И коли уж мы говорим о проволочках, которые существуют в подписании важнейших для наших стран контрактов, то мы должны откровенно сказать, что часть ответственности за это несут ориентированные на Запад иранские чиновники различных министерств», - констатирует автор.

Впрочем, и без помощи иранской «пятой колонны» в России находится достаточное число должностных лиц, которые прилагают максимум усилий для срыва важнейших для наших стран проектов. «Стратегический саботаж в отношении Ирана», такую формулировку предлагает одноименная статья для оценки деятельности российских чиновников. Напомним, что на ежегодной пресс-конференции в декабре прошлого года Владимир Путин сказал буквально следующее: «Иран − наш приоритетный партнер в регионе, это наш принципиальный выбор, и мы нацелены развивать отношения. Иранскому государству должна быть обеспечена возможность развивать высокие технологии, в том числе ядерного характера». Слова российского Президента вполне можно расценивать как поручение правительству, которое и должно было разработать стратегию развития двусторонних отношений и направления партнерства с Ираном. А вот дальше начались странности, которые вполне укладываются в предлагаемой статьей определение - «стратегический саботаж» …

Необходимо отметить, что деятельность «пятой колонны» в Иране встречает жесткое противостояние со стороны большинства политиков. Одной из примет этого сопротивления, безусловно, является произошедшая в этом месяце отставка министра науки, исследований и технологий Резы Фараджидана, за которую проголосовали 145 иранских парламентариев. Подробности – в редакционном комментарии «Тревожный звонок для кабинета Хасана Роухани». Но при всем накале политической дискуссии в Тегеране, следует понимать, что отставка министра Фараджидана никоим образом не служит признаком некоего «кризиса» или «раскола» в руководстве страны. В Иране сегодня идет сложный, порою болезненный, процесс поиска ответов на сложные вызовы и во внешнеполитической, и в социально-экономической сферах. Происходящая смена поколений неизбежно влечет за собою жаркие дискуссии о том, в каком направлении Исламская республика должна развиваться дальше. Подобные дискуссии, даже если они приводят к политическим конфликтам, нормальная вещь для здорового общества. А в том, что иранское общество здорово, что разногласия в нем не носят кризисного характера, убеждают как раз события минувшей среды, редчайшая для всего исламского мира демократическая процедура политических дебатов в Меджлисе.

Причем сама процедура публичного решения одной из острейших проблем, касающихся интересов самой активной части иранского общества (велась прямая трансляция), может стать примером для подражания и для пресловутой европейской и американской демократии. Импичмент Фараджидана доказывает, что политическая система Исламской республики обладает достаточным запасом прочности и для своей практической деятельности она выработала такую политическую культуру, при которой в любое время можно поднять любые вопросы и решать их максимально публичным и демократическим образом.

И в завершении краткого обзора материалов очередного, 35-го номера «Современного Ирана», стоит упомянуть о статье «БРИКС и ее влияние на многополярный мир», подготовленной иранским политологом и специалистом по международным отношениям Миркасемом Мумени. «БРИКС заявила о себе как о весьма успешной международной организации. В 2012 году Всемирный банк сообщил, что страны-члены БРИКС представляют собой передовые государства глобального развития. Это доказывает, что входящие в эту группу государства смогли достичь значительных успехов», - констатирует автор и считает, что «колоссальный потенциал БРИКС может предоставить Ирану огромные возможности. Вступив в ряды БРИКС и тем самым укрепив собственные позиции, Исламская республика могла бы стать важным игроком на международной арене. Принимая во внимание экономическую ситуацию, географическое положение страны и имеющиеся ресурсы, Иран вполне может добиться этого. Присоединение к данной группе открывает перед Исламской республикой и подобными ей странами множество возможностей на мировом уровне, а такие организации, как БРИКС, могли бы стать достойной площадкой для более эффективной деятельности Тегерана на международном арене».

Участие Ирана в БРИКС, изменение формата его работы в ШОС и, наконец, поддержанная Москвой и Пекином реализация идеи международной антитеррористической коалиции, альтернативной западным проектам в этой сфере, - все это формирует новую международную повестку. Прошедшая в Москве встреча министров иностранных дел России и Ирана, Сергея Лаврова и Джавада Зарифа, дают основания утверждать, что эта повестка будет полна не самых приятных для Запада сюрпризов. Но об этом – уже в следующих номерах «Современного Ирана».

Современый Иран, №35